Никогда не отказывался от секса

Михаил Боярский

Луч солнца золотого тьмы скрыла пелена! - с этой песенки Трубадура и началась их любовь. 1974 год. Театр "Ленсовета" ставит "Бременских музыкантов". В главной роли, конечно же, он - Михаил Боярский. Почему? Потому что красив и поет, как бог!

- А кого возьмешь в Принцессы? - режиссер разрешил Мише выбрать себе напарницу. - Её можно? - указал Боярский на Ларису Луппиан - нежную, беленькую... Так они стали Трубадуром и Принцессой, потом - любовниками, а через четыре года - мужем и женой.

- Ларка настояла, - вспоминал Михаил. - Заявила - или ЗАГС, или расстаемся!

Просто ей казалось, что со штампов в паспорте Миша наконец завяжет с... "походами налево". Зря казалось!

Михаил Боярский- Всегда считал, что у меня с женщинами – свободные отношения! – Боярский своими победами хвастается по сей день. Дамы вешались на него гроздьями ещё до звездной роли Д’Артаньяна. Этот усатый брюнет словно околдовывал их своим напором и бархатно-хриплым голосом.

- Я не святой! Не отказывался ни от водки, ни от секса, - смеется он. – В пору бурной юности мы с приятелями в течение вечера неоднократно партнершами менялись. А сколько девушек от меня аборты сделали! Страшно представить. Сотни!

Вот такой муж достался Ларисе. Знала ли она о его похождениях? Да об изменах Боярского киношная тусовка легенды слагала! И почему уж Луппиан н е бросила гулену? Она пыталась. Тогда на свет появился их первенец Сережа. Но молодой папа не только не прекратил гулять, но и начал сильно пить.

- Я испытала всё! Унижения, оскорбления, растаптывания моего достоинства, - признается Лариса.

Она решила уйти. Муж пожал плечами – иди. Но в канун бракоразводного суда его свалил приступ страшного панкреатита. Поджелудочная железа не вынесла запоев. И валяясь в больнице, Боярский вдруг понял – да он же любит свою Ларку!

- Давай еще родим! – заявил он жене после выписки. Так на свет появилась их дочка Лиза. И о разводе пара больше не заикалась. Изменял ли Михаил и после этого? Слухи говорят – да. Но при всех своей любвеобильности Боярский всегда был предан семье. Пахал как проклятый всю жизнь, чтобы любимые ни в чем не нуждались. А жена из всех сил заботилась о нем, вытягивала из передряг, лечила от кучи болячек.

- И я осознал: да кому я еще нужен, кроме Ларки? – говорит Михаил сейчас. – Она у меня одна. И я у неё один. Что ж, любовь бывает и такой. С изменами, болью. Но счастья в ней все равно больше! Иначе бы она не продолжалась уже целых 45 лет…

А ведь он мог так и не стать Д’Артаньяном, которого даже французы признали лучшим в мировом кино! Режиссер в роли гасконца видел вовсе не Михаила Боярского, а Александра Абдулова. Тем более возлюбленную мушкетера Констанцию играла тогдашняя Сашина жена - Ирина Алферова. Но Абдулов не справился с песнями Д’Артаньяна – голоса не хватило. И тогда наступил звездный час Боярского! Он вписался в образ идеально! И друзья ему подобраны безупречно: красавец Арамис – Игорь Старыгин, роковой Атос – Вениамин Смехов, силач Портос – Валентин Смирнитский. На съемках 1978-го все еще так молоды! Боярскому вообще нет и 30. Кровь бурлит, трубы горят…

Три мушкетераОни и не скрывают – пили безбожно! И с сотнями поклонниц куролесили без стестениния. Благо, девчонки сами в очередь выстраивались. Эта атмосфера безудержной любви, пьяного веселья, верной мужской дружбы, отчаянной храбрости перенеслась и в фильм. Все четверо не только на экране стали лихими мушкетерами – они и в жизни были такими же! И как съемки не сорвали с такой-то лихостью?

- Ну, бывало всякое, - вспоминает Боярский. – Но мы держались…

Помните пронзительный момент, когда Д’Артаньян поет «Констанцию», оплакивая погибшую любимую? Миллионы зрительниц рыдали вместе с ним! Ведь такая трагедия, такая мука и боль…

- У меня на глазах слезы – от нашатыря! Нюхал и плакал. И на тех съемках мало кто трезвым был. Валя вдугаря пьяный, Игорь тоже. Я еще крепился – надо ж в фонограмму попадать. У настам проходим между колоннами, а в конце проходами бутылка – чтобы идти было не скучно. Так Веня Смехов к ней так «находился», что в итоге его в кадре нет. Вместо него – дублер в шляпе, надвинутой на глаза. Веня в тот момент уже без сознания был, смеется Боярский. Они пили, безобразничали, страшно калечились на трюках и в боях на шпагах. Но фильм сняли! И сняли гениально. Правда, потом долго выходили из запоя, который «наградил» каждого кучей болячек. Старыгин в наследство от бурной молодости получил недуг сосудов. И погиб в 63 года от инсульта. У Боярского – диабет, панкреатит, давление и ещё куча всего. В общем, ныне мушкетеры – в глухой завязке. И на съемках продолжений легендарного кино вели себя как примерные трезвенники-язвенники. Может, потому вторая, третья и четвертая части вышли жалким подобием первой? В которой Д’Артаньян, Атос, Арамис и Портос еще так молоды, изо всех сил радуются «красавице и кубку» и не боятся ни болезней, ни самой смерти. Да пропади эта смерть пропадом! Три тысячи чертей!

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

© 2018 Великие актеры своего времени
Отправить сообщение
Уважаемый посетитель сайта! Так как проект ещё совсем молодой, то многих актеров или фильмов еще нет. Если Вы не нашли своего любимого актера, отправьте нам сообщение. Будем также признательны в любом сотрудничестве и предложениях в работе сайта.
1000 максимум символов